00:34 

Про галстук

We <3 Percy
Пишет Botan-chan:
Драббл
По Перси Джексону для Ver/o/nika
Пробный. Невычитанный. На скорую руку. Предупредила.


Посейдон, бог морей, восседал на своём престоле в подводном царстве и грозно хмурился. Собственно, ничего другого ему не оставалось. В боях наступило затишье. Братец Зевс точно также хмурился у себя на Олимпе и принимать гостей был не расположен. Остальные члены семьи тоже были взвинчены и не жаждали родственных визитов. Свита, чувствуя настроение владыки, предпочитала прятаться по углам и не попадаться ему на глаза лишний раз. Титаны где-то далеко тишком готовили очередную немелкую пакость, но выследить их и нанести предупреждающий удар возможности не представлялось.
В общем, как уже было сказано, Посейдону не оставалось ничего другого, кроме как восседать на троне и грозно хмуриться, прислушиваясь к тому, как неспокойно гудят воды океана, а где-то глубоко-глубоко на дне ворочается проснувшаяся древняя тьма. И, прямо признаться, это занятие не приносило подводному владыке никакого удовольствия.
Неизвестно, сколько могло бы продолжаться это напряжённое бездействие, однако внезапно что-то изменилось.
Посейдон нахмурился ещё больше и строго посмотрел на невесть откуда взявшуюся наяду, которая робко крутилась у входа в его чертоги. Наяда была совсем молоденькой, весьма миленькой и, похоже, изрядно перепуганной собственной дерзостью.
- Что тебе надо? – громыхнул Посейдон, неодобрительно глядя на незваную девицу.
Та откровенно затрепетала, но всё же приблизилась и толкнула вперёд какой-то свёрток.
- Вот, - пискнула девчонка. – Просил передать. Простите, владыка.
- Кто просил? – удивлённо поднял брови Посейдон, от удивления забыв, что надо хмуриться дальше.
Братец Зевс, да и любой другой член семьи вряд ли бы додумался прислать к нему для передачи послания пустоголовую наяду. Посейдон с недоумением взял свёрток, повертел его в руках, поднёс к глазам, снова повертел, попробовал понюхать и разве что на зуб не попробовал.
- Кто прислал? – повторил он вопрос.
Наяда снова что-то пискнула, на этот раз совсем неразборчиво, и поспешила укрыться за большим гладким валуном.
Владыка морей ещё раз с подозрением посмотрел на свёрток и почему-то подумал, что свёрток с таким же подозрением смотрит на него. Однако опасной эта вещь не выглядела. А так же не походила ни на артефакт, ни на какое-нибудь послание. Откровенно говоря, больше всего она напоминал человеческие праздничные коробки, в которые упаковывают подарки, но что бы могла делать человеческая праздничная коробка на дне морском?
Посейдон раздражённо сверкнул глазами и решительно смял тонкую обёрточную бумагу.
Свёрток оказался тем, чем выглядел – праздничной упаковкой, в которой обнаружился новенький ярко-синий человеческий галстук с узором из морских коньков и ракушек.
- Что это? – спросил в пространство Посейдон.
У него начало складываться ощущение, что он чего-то очень сильно не понимает. Это какая-то особо хитроумная ловушка титанов? Или шутка Гермеса? Или?..
- Это подарок, - довольно внятно сообщила наяда, на мгновение высунувшись из-за валуна и тут же спрятавшись обратно.
- Подарок? – переспросил Посейдон. – Жертва?
- Перси сказал, подарок, - возразила наяда, на это раз даже не показывая носа. – На день Отца.
- Перси, - тупо повторил владыка морей и снова уставился на галстук. – Подарок.
Подарок.
В этом было что-то неправильное. Посейдон знал, что одаривать должен он сам. Женщин – за их любовь, детей, за – их повиновение, просто героев – за щедрые жертвы. В конец концов, он же бог. Боги щедро рассыпают свои милости, а им в ответ поклоняются, почитают, боятся и платят дань.
Но не делают подарков.
Но не делают подарков в виде дурацких человеческих галстуков на день Отца.
Просто так.
- Перси, - снова повторил Посейдон и почувствовал, как из груди рвётся неудержимый раскатистый хохот. – Глупый мальчишка!
Продолжая смеяться, Посейдон повязал галстук на шею, поверх любимой яркой гавайки. Судя по всему, смотреться это должно было чудовищно. Владыка морей небрежным жестом сотворил себе зеркало и с неописуемым удовлетворением убедился, что это действительно смотрелось чудовищно. Кошмарно. Ужасно. Восхитительно.
Подарок.
Посейдон широко ухмыльнулся и снова уселся на трон – слушать океан.
- Перси, - пробормотал Посейдон прежде, чем до конца погрузиться слиться с собственной стихией. – Ты – мой самый любимый сын. И всегда им будешь.

URL записи

@темы: фик, Очаг Гестии, Книгофанон, G

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Percy Jackson & The Olympians

главная