Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:33 

Что нужно для счастья-2

We <3 Percy
Пишет Марк Кроу:

Автор: Ксана Калина (Марк Кроу)
Название: Что нужно для счастья-2
Жанр: легкое АУ, романтика, харт/комфорт
Герои: Зевс, Перси Джексон, Аннабет, Гроувер, Посейдон, Аид, Геката, оригинальные персонажи
Рейтинг: R
Саммари: Зевс привык получать желаемое. А желает он - Перси.
Дисклеймер: (с) Рик Риордан и 20 век фокс
Предупреждение: вертикальный инцест

читать дальше

+ комментарии

@темы: фик, Фильмофанон, Зеркало Афродиты, R

URL
Комментарии
2010-03-08 в 16:35 

We <3 Percy
Подхватив сына на руки, Посейдон перенес его в спальню. Перси, разморенный вином – Аид, гад, споил-таки! Да чтоб эти слухи про Персефону и Ареса оказались правдой! – жался к отцу и что-то бормотал. Бог морей уложил сына на кровать, любуясь им, ласково провел рукой по его волосам. Перси что-то шепнул – Посейдон, не расслышав, наклонился к нему, - и вдруг схватил отца за шею и повалил на себя.
- Перси… - удивленно произнес Посейдон.
- Папа… Ты ведь больше не уйдешь? – услышал он жаркий шепот на ухо.
Посейдон улыбнулся.
- Не уйду, - он крепко обнял сына. – Никогда больше тебя не оставлю.
Он едва поднял голову, как Перси вдруг резко приподнялся и жадно поцеловал его. Посейдон удивленно замер, а потом ответил на поцелуй, прижимая сына к себе. Как же он по нему соскучился! Перси, видимо, думал о том же – не разрывая поцелуя, он принялся завершать незаконченное во время банкета – а именно, расстегивать рубашку отца. Посейдон быстро избавился от нее, стащил с сына футболку и опрокинул его на жалобно скрипнувшую кровать.
- Папа… - шептал Перси, пока Посейдон неистово осыпал поцелуями его лицо, шею, плечи и грудь. – Ты правда больше не уйдешь?
- Правда, - выдыхал бог морей, - не уйду. Я всегда буду с тобой. Всегда.
Он зашарил руками по джинсам сына, расстегнул ширинку – Перси вцепился в его плечи, - и толкнулся вперед. Перси глухо вскрикнул, вжимаясь в одеяло, и запрокинул голову назад. Лицо ему опалило горячее дыхание отца, а секунду спустя полураскрытый в беззвучном стоне рот накрыли нежные губы.
- Всегда… Я всегда буду с тобой, Перси.
Руки Перси соскользнули с плеч отца и упали на одеяло, комкая и сжимая его. Посейдон, оторвавшись от губ сына, провел ладонью по его правому предплечью, коснулся кончиками пальцев вытатуированного на внутренней стороне локтя трезубца и улыбнулся – он видел, как Перси вместо ответа на угрожающий тон Зевса показал ему татуировку.
«Мой… Только мой. И ничей больше».
Посейдон сплел пальцы с пальцами Перси и прижался губами к щеке сына.
- Я люблю тебя, Перси.
Мальчишка всхлипнул, закусывая губу, и тут же застонал в голос, выгибаясь под ласками отца. Каждый толчок вырывал из его груди тихий вскрик, и Перси снова – как и в первый раз – казалось, что они посреди волнующегося океана: он чувствовал чуть терпкий, соленый запах моря, исходящий от отца, а в их смешивающемся дыхании он слышал рокот волн и шум прибоя.
Посейдон сделал последний рывок – Перси пронзительно вскрикнул, - и обессилено опустился на кровать рядом с сыном.
- Папа…
Посейдон чмокнул сына в висок.
- Устал, Перси? Спи.
Перси сонно бормотнул что-то. Посейдон прижал его к себе, накрыл их обоих одеялом и замер, вслушиваясь в ровное и глубокое дыхание сына. А потом улыб-нулся и закрыл глаза.
И уже засыпая, он услышал тихое:
- Я тоже люблю тебя, папа.

- Номер-люкс! – довольно сказал Гроувер, обозревая снятую ими с Рионом на ночь комнату в одном из лучших отелей Нью-Йорка.
- Судя по цене – да, - откликнулся Рион. – Посейдон тебя прибьет.
- Он сам обещал все оплатить! И он знал, на что идет, когда связывался со мной! – отмахнулся Гроувер и бросил хитрый взгляд на кентавра. Рион этого взгляда не заметил и направился проверять спальню.
Когда Гроувер закончил разбирать немногочисленные вещи, взятые в поездку, и тоже заявился в спальню, усталый Рион лежал на кровати, подмяв под себя подушку. Сатир коварно улыбнулся и, тихонько подойдя к постели, присел рядом
- Э-эй, Рион…
- Кыш, - буркнул кентавр, заметив первые поползновения сатира в свою сторону.
- Куда – кыш?
- Как минимум – на другой край кровати. А лучше – на диван в гостиной.
- Риончик, дорогой, с чего такая немилость? – Гроувер попытался приобнять его за талию и тут же едва не получил по рогам.
- Нимф своих лапать будешь! – прошипел Рион, разворачиваясь и садясь на кровати. Гроувер вздохнул.
- Все-таки жаль, что у Гекаты не нашлось лекарства от ревности. Риончик, ну зачем мне какие-то нимфы, когда у меня есть ты?
- Мне это тоже очень интересно! Да вы, сатиры, испокон веку за нимфами гоня-лись! И Пан ваш туда же! – неистовствовал Рион. Гроувер внимательно слушал, машинально кивая. – А сегодня ты даже к Гекате подлизывался! И той продавщице в магазине глазки строил! И когда мы выходили из маши…
И тут Рион подавился словами, так как Гроувер, рванувшись вперед, закрыл ему рот поцелуем и повалил на кровать.
Рион начал брыкаться.
- Пусти!
- Ну сейчас! – фыркнул Гроувер. – Риончик, милый, мы наконец-то одни, в уютной спальне лучшего отеля Нью-Йорка… И ты так холоден со мной!
- Гроувер! – снова дернулся кентавр. – Пусти, сказал!
Но сатир снова заставил его замолчать излюбленным способом – поцелуем. Когда он отстранился, взгляд Риона был уже не таким яростным, а щеки пылали уже не от злости, а от смущения.
- Риончик, ты все еще дуешься?
- Конечно, дуюсь!.. – начал было Рион, но третий поцелуй заставил его снова за-молчать.
- А теперь? – поинтересовался Гроувер.
- Подлизываешься?
- А получается?
Рион вспыхнул. Гроувер умиленно склонил голову набок, любуясь его сконфуженной мордашкой.
- Ой, ну какой ты у меня хорошенький, когда злишься и смущаешься! Хотя бы ради этого стоит провоцировать тебя на ревность!
Рион зашипел и попытался пнуть веселящегося сатира. Не получилось. Гроувер засмеялся и снова приник губами к губам своего строптивого кентавра.
Когда Гроувер сдернул с него футболку и начал возиться с джинсами, Рион уже не сопротивлялся, а только краснел, жмурился и отворачивался. Почувствовав горячие руки Гроувера на обнаженной коже, он невольно напрягся, а потом коротко вскрикнул, стискивая плечи сатира. Гроувер вздохнул и начал двигаться.
Рион, всхлипывая, мотал головой, а Гроувер ласково скользил губами по шее и груди кентавра и успокаивающе гладил его по спине.
- Рион, - шепнул вдруг Гроувер ему на ухо, и кентавр замер, прислушиваясь. – Ты правда меня так ревнуешь?
- В-вот еще… - попытался было отнекиваться Рион, но, поймав серьезный взгляд сатира, недовольно признался: - Конечно ревную! Бегаешь за каждой юбкой, ловелас парнокопытный…
Гроувер мягко улыбнулся, и Рион осекся.
- Ду-ра-чок, - нежно шепнул Гроувер ему на ухо. – Неужели ты думаешь, что мне нужен кто-то, кроме тебя?
Рион застыл, удивленно распахнув глаза, а потом закусил губу и уткнулся лбом в плечо сатира.
- Ты… серьезно?
- Серьезно, - голос Гроувера был тих и действительно серьезен. – Я люблю тебя.
Рион еще сильнее прижался к нему.
- Я… тебя тоже… - шепнул он и тут же снова застонал, откидываясь назад.
И позже, сжимая засыпающего Риона в своих объятиях и утыкаясь носом в его волосы, Гроувер подумал, что счастливее ночи в его жизни не было.
А утром предприимчивый сатир, продолжая задабривать своего ревнивого кентавра, притащил ему завтрак в постель. Рион краснел, опускал глаза и бросал на сатира робкие взгляды, а тот, умиляясь его растерянностью и наслаждаясь его смущенным личиком, тихонько посмеивался и, обнимая кентавра за плечи, пытался с рук накормить его пудингом.
- А сегодня мы едем в Лас-Вегас! – радостно заявил Гроувер. – Там та-а-акие казино!
- Типа «Лотоса»? – не упустил случая съязвить Рион.
- Ну зачем же? Теперь, когда все наши расходы оплачивает Посейдон, можно погулять по более презентабельным и безопасным заведениям, - мечтательно произнес Гроувер. Рион только вздохнул. Гроувер засмеялся и, притянув его к себе, ласково поцеловал в уголок глаза.

Перси заворочался, посопел, медленно пробуждаясь, и приоткрыл глаза. Посейдон, уже давно проснувшийся и молча любующийся спящим сыном, с улыбкой посмотрел на его сонную мордашку.
- Доброе утро, Перси.
- Ммм, доброе утро, - пробормотал Перси, садясь. Бог морей обнял его за плечи и привлек к себе. Перси потер глаза и вдруг, вспомнив кое-что, повернулся к отцу.
- Папа, а как же работа? Ты уладил все дела?
Глаза Посейдона хитро блеснули.
- Недовольства среди морских божеств погашены. Я сделал Нерея своим намест-ником в северных водах, а Протея – в южных, и довольные повышением старцы теперь с энтузиазмом работают на новых должностях. Ну а я решил взять небольшой отпуск…
Перси оживился.
- Небольшой?
- Ну-у… А может, и не такой уж небольшой… Тем более что братцу Зевсу сейчас точно не до ревизий морского царства, - Посейдон лукаво подмигнул сыну. Перси улыбнулся и прижался к отцу.
На губах Посейдона тоже проступила улыбка.
«Счастье ты мое».

URL
2010-03-08 в 16:36 

We <3 Percy
Анабет вздохнула, решительно посмотрела на домик Аполлона и взошла по ступеням. Уже на верхней она вдруг услышала доносящийся из гостиной знакомый голос.
- ...представляешь? А потом он такой мне еще и заявляет... - Джанка замолчала, скосив глаза на Анабет. Та застыла в дверях домика Аполлона, с интересом изучая открывшуюся взгляду картину: на коленях Дельфа уютно устроилась светлая головка Джанки, и та с воодушевлением жаловалась на Адриана, пока друг перебирал ей волосы. – Анабет! – Джанка ловко вскочила, вскинув руку в пародии на воинский салют. – Я рада, что ты в порядке! Ну, - она подмигнула Дельфу, - не буду мешать, - и ушла, слегка подтолкнув Анабет к Дельфу.
- Я рад, - просто сказал Дельф.
Анабет улыбнулась.
- Присаживайся, - Дельф указал на место рядом с собой. Анабет села справа от него, сложив руки на коленях.
- Спасибо тебе большое, - сказала она. – Благодаря тебе мы сняли заклятье…
И вдруг резко замолчала, почувствовав, что Дельф осторожно касается ее волос. Она обернулась и увидела направленный на нее нежный взгляд теплых и любящих глаз. И поняла, что никакие слова не нужны. Они прекрасно понимают друг друга без них.
Анабет склонила голову на плечо Дельфу и, улыбнувшись, прикрыла глаза.
Любовь подчас бывает сложнее и запутаннее любой тригонометрии и сильнее и непреодолимее любых физических законов.
А счастье – это ведь так просто.

Оставив Дельфа с Анабет, Джанка направилась к себе. Уже подходя к своему до-мику, она замедлила шаг, а потом остановилась и подняла голову, задумчиво разглядывая чистое голубое небо над лагерем.
- Ну и, - поинтересовался сзади знакомый тягучий голос, - Дельф лучше меня?
- Он меня хотя бы не ревнует к каждому пню, - устало ответила Джанка, поворачиваясь к Адриану, стоявшему под оливковым деревом, которое росло у порога. Адриан отлепился от ствола и вздохнул, потерев глаза.
- Я люблю тебя, - сказал он. – Только тебя, понимаешь? Я слишком сильно боюсь тебя потерять.
- Если ты продолжишь готовить запасной аэродром – точно потеряешь, - Джанка отвернулась, обхватив себя руками. Она врала. Любовь к Адриану была запретной, любовь к Адриану стоила ей очень дорого, и любовь эта была неубиваема.
Адриан хмыкнул, обходя ее и становясь перед ней. Он достал из кармана пузырек и подкинул его на ладони.
- Знаешь, что это?
Джанка знала. Специфическую воду Стикса узнавали все, в ком текла кровь богов.
- Я клянусь на водах Стикса, что в сердце моем всегда будешь ты, - и Адриан одним глотком выпил воду. Джанка склонила голову к плечу.
- Уговорил... зараза.
Адриан мягко обнял ее за плечи и привлек к себе. Джанка вздохнула и прижалась щекой к его груди.
Любовь запретная, наполненная болью и порой нещадно ранящая.
Но эта любовь – счастье.

У каждого свое счастье. Маленькое, большое, простое, необъяснимое, незаметное, яркое, громкое, тихое, нежно теплящееся в груди или неистово сжигающее дотла. У каждого – свое. Но есть во всех счастьях и что-то общее.
Все, что нужно для счастья, - быть любимым.

Конец.


URL записи

URL
2010-11-08 в 10:52 

Miyuri. Nemesis
Как красиво.... :grief:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Percy Jackson & The Olympians

главная